+7 (495)543-88-31
+7 (916) 805-21-95
frager@mail.ru
Полезные статьи Программы для создания сайта можно скачать на сайте inilife.ru
Новости
Главная / Борьба с корупцией / «За честные закупки!» Новые форматы контроля.

«За честные закупки!» Новые форматы контроля.

Интервью исполнительного директора НАИЗ Г.А.Сухадольского и основателя портала opengovdata.ru Ивана Бегтина на ФинамФМ в программе «Парадокс» Александра Веккера.

 Георгий Сухадольский  Иван Бегтин
 Георгий Сухадольский  Иван Бегтин

 

 

ВЕККЕР: С 1 января 2014 года вступает в силу новый закон о госзакупках. Эксперты Высшей школы экономики говорят, что документ позволит сэкономить более триллиона рублей. Так ли это на самом деле?

Здравствуйте. В эфире программа «Парадокс». В студии Александр Веккер. У нас в студии исполнительный директор Национальной ассоциации институтов закупок Георгий Сухадольский. Здравствуйте, Георгий.

СУХАДОЛЬСКИЙ: Добрый день.

ВЕККЕР: И директор некоммерческого партнерства «Информационная культура» Иван Бегтин. Здравствуйте, Иван.

БЕГТИН: Здравствуйте.

 

ВЕККЕР: Вы, уважаемые слушатели, также можете участвовать в нашей программе, звоните по телефону – 65-10-996 (код города – 495), либо пишите нам непосредственно в Интернет – на страничку программы «Парадокс» на странице finam.fm.

Я хочу задать очень простой вопрос сначала, не знаю, кто из вас начнет отвечать: а чем отличается та система, которая существует сейчас, от той, которую нам предлагают? Георгий?

СУХАДОЛЬСКИЙ: Хорошо. Вопрос стандартный, который задается классически уже в течение последнего, по крайней мере, полугодия. И стандартный самый ключевой ответ – это стадии закупочного цикла, те, которые регламентируются.

Если мы рассматриваем любую закупку как некий процесс, который начинается со стадии планирования, дальше переходим в стадию размещения заказа и затем – заключения договора и исполнения контракта… То, что было раннее и сейчас действует в 94-м законе, это только вторая стадия – размещение заказа. Все, что касается планирования и контроля за исполнением уже заключенного договора, в 94-м законе есть небольшие совсем элементики, но системного решения там нет.

Что касается 44-го закона «О контрактной системе», который вступает в силу с 1 января следующего года, он регулирует весь закупочный цикл и ориентируется на конечный результат. Грубо говоря, цель 94-го действующего закона – это процедуры, самое главное – их исполнить надлежащим образом. Цель 44-го закона с будущего года…

ВЕККЕР: Улучшить качество, скажем так?

СУХАДОЛЬСКИЙ: Получить нужный результат вообще, как таковой: то ли социально экономический эффект, то ли приобретение нужной продукции, то ли удовлетворение потребности, но не процедуры, не пуговицы или рукава отдельно взятые, а в целом – приобрести тот продукт, который нужен был изначально.

ВЕККЕР: Иван, триллион можно сэкономить?

БЕГТИН: Да можно и больше сэкономить при желании.

ВЕККЕР: А почему сейчас это нельзя сделать?

БЕГТИН: Очень трудно организовать массовую казнь на Кремлевской площади.

ВЕККЕР: Почему? Это не трудно сейчас совершенно.

СУХАДОЛЬСКИЙ: Если поставить перед собой такую цель…

БЕГТИН: Ну, если ввести китайскую практику, то, может, и получится. Конечно, существующая модель госуправления… Мы все время забываем о том, что одно дело – закон и другое дело – его исполнение. И в России-то главная проблема…

ВЕККЕР: Читают по-разному, да?

 

БЕГТИН: …Не только с качеством законов, кто-то читает по-разному, кто-то каждый год отмечает неисполнение президентских указов и законов. У нас многие законы до сих пор не исполнены, и там по принципу «не поймали и хорошо». Поэтому говорить здесь о том, что принять закон и сразу станет все хорошо, трудно.

ВЕККЕР: Но вы видите свет в конце тоннеля с 1 января, например?

БЕГТИН: Я скажу так. Конечно, по целеполаганию, по идеологии 44-й закон лучше 94-го ФЗ.

ВЕККЕР: Но он не отменяет 94-й?

БЕГТИН: Там очень много вопросов. Вообще, что такое 94-й ФЗ? Мы все время забываем, он принят был в 2005 году. Но тот 94-й ФЗ, который сейчас принят и используется – это не то, что принималось в 2005 году. Его за эти годы переписали несколько раз, практически полностью. В 2008 году вышел 93-й ФЗ так называемый, который, собственно, узаконил текущую практику с электронными торговыми площадками, ввел, я считаю, монополии, на самом деле, площадок на текущем рынке. Мне не нравится текущая ситуация, к сожалению, 44-й ФЗ ее не решает.

Но самое главное, большинство людей, которые работали, они понимают, что все решается подзаконными актами: постановлениями Правительства, указами президента, распоряжениями различным органам власти. И какие-то фундаментальные вещи на самом деле не изменились.

У нас госзакупки – это предмет, я бы даже сказал, конституционный. Потому что, вообще-то, почему мы считаем, что это нормально, что у нас все органы власти и не власти, публикуют данные на одном портале? С точки зрения открытости (я считаю, что открытость – это хорошо), это, конечно, правильно, но с точки зрения Конституции, я, опять же, считаю, духу противоречит.

ВЕККЕР: Почему?

БЕГТИН: Потому что какое право имеет федеральная власть навязывать требования хозяйственной деятельности, например, к муниципальной власти? Муниципальная власть, в общем-то, государственной не является. А получается сейчас, что от созданной федеральной системы все муниципальные власти зависят, все муниципальные учреждения зависят.

И сколько я слышал матерных слов от очень уважаемых директоров школ особенно, не принято у них ругаться, но они костерят последними словами, ждут воскресенья вечера или субботы вечера, ночью, чтобы разместить закупку. И огромное количество заказов размещается в выходные не по той причине, что работают круглосуточно, а сайт регулярно не работает в это время.

И вот эта сверхцентрализация, я даже здесь не могу, как говорится, катить бочку на казначейство, которое тут отвечает, потому что это законодательно, искусственно созданная система, от которой зависит вся страна. И дата-центр, в котором этот сайт находится, должен быть стратегическим объектом, потому что если что-нибудь случится с каналом связи до него или кем-то еще, вся экономика будет парализована.

ВЕККЕР: А это происходит периодически, да? Все зависает?

БЕГТИН: Подвисает и так далее. Это проблема. Большая когорта серверов, я думаю, используется, какие-то там каналы высокопроизводительные. Но эта сама по себе система аномальна. В мире так не делают.

Мне лично это приносит пользу: я могу взять все данные по госзакупкам и проанализировать, но это примерно как репрессии приносят пользу, от репрессий есть польза. Если вы хотите расстрелять 100 человек, и для этого организовать перепись всего населения. Или обложить налогом все население, как сделал первый британский монарх, который проводил «Книгу судного дня», они формировали. Она создавалась для одной-единственной цели – обложить налогом тех, кто еще не обложены.

ВЕККЕР: Ну, понятно. На площадь мы не пойдем, расстреливать никого не будем. Тем не менее, премьер сказал на прошлой неделе: «Контрактная система будет вводиться». Чем отличается от нынешней системы? И почему контрактная? Георгий?

СУХАДОЛЬСКИЙ: Контрактная подразумевает то, что конечная цель процедуры – это контракт, тот, который именно рассматривается как результат.

ВЕККЕР: Но он же может быть закрытым, по большому счету, контракт, да? Его мы не увидим.

СУХАДОЛЬСКИЙ: Нет. У нас есть, конечно, государственная тайна, там, где есть закрытые контракты, они в режиме гостайны и работают. Но основная часть контрактов – она все-таки публичная должна быть, если мы говорим о публичной системе всего закупочного цикла.

ВЕККЕР: Та открытость, которая существует сейчас, извините, что перебиваю, о которой говорит Иван, ее может не быть. Правильно я понимаю? Или нет?

СУХАДОЛЬСКИЙ: Может не быть потом? Или…

ВЕККЕР: Да. Может быть, потом. Та открыть, которой добиваются, о которой так много говорили и пытаются это сейчас реализовать через Интернет-порталы и так далее, через тот же сайт «Goszakupki», ее может не быть. Или я не правильно понимаю?

СУХАДОЛЬСКИЙ: Я не очень понял, в чем сомнения? Почему вдруг вы предположили, что ее может не быть?

ВЕККЕР: Потому что это контракт. Это может быть прописано в контракте, что это закрытая информация.

СУХАДОЛЬСКИЙ: Нет. Если у нас законом прописано, что у нас все контракты, кроме, связанных с гостайной, открыты и публичны для всех, значит, они все публичны для всех желающих на официальном сайте. Так же, как и извещения, и закупочная документация, и контракты – это все должно быть публично. Если, опять же, мы публичим в максимальном объеме всю информацию.

Дальше уже вопрос: насколько публичны или нет акты по закрытию этого контракта, отчеты и результаты деятельности – это уже следующая стадия. Но сами контракты публичны. Все, кроме гостайны.

ВЕККЕР: Иван, а вас устраивает эта ситуация? В плане того, что сможет ли общественность контролировать контракты еще до заключения?

БЕГТИН: Главное отличие контракта от госзакупки, что по контракту уже есть состав преступления, если он заключен.

ВЕККЕР: Почему? А если все в порядке? Презумпция невиновности…

БЕГТИН: Предположим, что она есть.

ВЕККЕР: Так.

БЕГТИН: Но здесь вообще проблема в другом, и проблема довольно фундаментальная. Я, конечно, сторонник того, чтобы все было открыто. При этом я могу объективно сказать, что у нас уровень открытости именно по госзакупкам сильно выше, чем в каких-то других областях и в большинстве зарубежных стран.

Потому что, вообще-то, если положить руку на сердце, раскрывая информацию по госконтракту, раскрывается информация не только о деятельности госзаказчика, но и о деятельности поставщика.

ВЕККЕР: Мы продолжим через несколько минут.

Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/8786/

Коментировать

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

CAPTCHA image
*

Готовый интернет-бизнес "под ключ" с доходом от 2000 рублей в день без вложений. Пошаговая видео-инструкция и готовый сайт для продвижения продукта, настроенная реклама, система приема платежей.  Заходи сюда и узнаешь как настроить свой бизнес в течении 2-х часов
Наверх